• Афиша и билеты
  • Залы
  • О филармонии
  • Исполнители
  • Детям
  • Пресс-центр
  • Рапсодия в победном стиле

    • Рапсодия в победном стиле
    14 марта 2017

    В Перми в седьмой раз состоялся музыкальный фестиваль Дениса Мацуева. 

    Почему-то принято в газетных репортажах всегда упоминать, в какой раз прошёл в городе тот или иной фестиваль. Действительно, часто эти цифры бывают многозначительны; вот и в этом случае красивая магическая цифра 7 выглядела как знак удачи, и весь фестиваль прошёл в приподнятом и даже бравурном настроении. Программу двух первых дней, посвящённых классической музыке, хочется назвать «антологией инструментального концерта»: этот жанр представляли произведения Бетховена и Щедрина, Сен-Санса и Прокофьева, Гершвина и юного грузинского композитора Сандро Небиеридзе.

    Среди солирующих инструментов лидировал, понятно, рояль. В первый фестивальный день Денис Мацуев исполнял Третий концерт для фортепиано с оркестром Людвига ван Бетховена и Второй концерт Родиона Щедрина, но открыл фестиваль Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан под управлением Александра Сладковского с 40-й симфонией Моцарта, в которой публике известна каждая нота. Выступать со столь раскрученным произведением — большая ответственность, но Сладковский и его коллектив ничем не рисковали: на фестиваль Мацуева, особенно на открытие, приходят слушатели, которые любят знакомую музыку и радуются узнаванию. Тем не менее на сей раз исполнение одобрили бы и самые придирчивые ценители — оркестр играл слаженно и, насколько позволяла акустика зала, внятно, с вниманием ко всем группам инструментов.

    Впрочем, нельзя сказать, что вся программа вечера была столь же «безрисковой»: включив в неё концерт Родиона Щедрина, Денис Мацуев проявил изрядную смелость. Ещё в момент своего создания это произведение вызвало множество яростных дискуссий, и для любящей классику публики по сей день звучит вызывающе. Тем не менее в Перми его приняли единодушно и восторженно благодаря эмоциональному, внятному и очень доходчивому исполнению Мацуева. Именно за это — за эмоциональную и понятную игру — и любят пианиста в Перми.

    Думается, что для самого музыканта это произведение было важно потому, что с него началась одна из главных тем фестиваля — джазовая. Родион Щедрин третью часть своего симфонического произведения написал в стиле биг-бэнда, и от этого концерта потянулась смысловая ниточка, которая была продолжена на второй день фестиваля и блестяще завершилась на третий.

    В финале концерта оркестр исполнил свой фирменный «бис» — симфоническую пьесу Александра Чайковского «Тамерлан», написанную специально для этого коллектива. Бравурные фанфары, невероятная перкуссия и финальный горловой вскрик всего коллектива звучали, как гимн победы, и это действительно была победа — публика завопила от восторга.

    Второй концерт выпал на 8 Марта и был длинным и насыщенным. По случаю праздника публика была отборно представительной: сплошные депутаты и высшие чиновники во главе с врио губернатора Максимом Решетниковым. Это был его первый «светский» выход в Перми с супругой Анной, и въедливая пермская блогосфера не преминула отреагировать.

    Можно сказать, что новый глава региона выдержал суровый экзамен: общественность оценила его интеллигентность. Одновременно заработала благосклонные отзывы новый министр культуры Пермского края Галина Кокоулина. В свойственном фейсбуку ироничном стиле один из блогеров написал: «Пришёл с концерта Мацуева совершенно разочарованный... Басаргин не пел, Гладнев ни с кем не целовался, и вообще весь бомонд во главе с врио губернатора выглядел очень достойно. Это свидетельство перемен!»

    Между тем программа концерта была непростой и очень яркой. Выступили два лауреата последнего Международного конкурса им. Чайковского и обладатель Гран-при Первого Международного конкурса молодых пианистов Grand Piano Competition; прозвучали четыре больших инструментальных концерта.

    Вечер открыл знаменитый Концерт для виолончели с оркестром Камиля Сен-Санса, солировал Александр Бузлов, умеющий заставить свою виолончель звучать удивительно чувственно; за ним вышла Александра Конунова с Вторым концертом для скрипки с оркестром Сергея Прокофьева. Скрипачке повезло несколько меньше, чем виолончелисту: в специфическом пространстве Большого зала филармонии скрипичные верха почти не были слышны. Создавалось удивительное и раздражающее впечатление: было видно, что играет девушка виртуозно, но... не очень слышно.

    Концерт Прокофьева — сочинение сложнейшее, требующее не только блестящей музыкальности, но и чисто физической выдержки и стойкости, поскольку скрипка звучит почти постоянно. Александра Конунова держалась достойно и восхитила публику, кроме всего прочего, внешним видом, выйдя в «русалочьем», подчёркивающем её стройность платье, расшитом огненными цветами из красных пайеток.

    Во втором отделении на сцене доминировал рояль. Шестнадцатилетний Сандро Небиеридзе из Тбилиси, исполнив собственный концерт для фортепиано с оркестром, буквально влюбил в себя пермяков. В его музыке слышна сильная советская традиция, отзвуки Шостаковича, и, пожалуй, для XXI века концерт не особенно авангардный, но... эти претензии можно было бы адресовать состоявшемуся композитору, а здесь был вундеркинд, волшебный юноша, который в своём нежном возрасте является профессиональным композитором и настоящим виртуозом фортепианной игры! Возможно, это будущий соперник Мацуева.

    Пока что Мацуев соперничества не боится. В финале второго фестивального дня он играл «Рапсодию в стиле блюз» Джорджа Гершвина с собственными джазовыми каденциями, исполненными не соло, а в составе трио с участием контрабасиста Андрея Иванова и ударника Александра Зингера. Гершвин, конечно, уважал и ценил импровизации, но в этом случае он, наверное, удивился бы, потому что каденции были уж очень залихватские и притом такие длинные, что трио Мацуева звучало в целом чуть ли не дольше, чем оркестр.

    Поскольку Мацуев взял «Рапсодию» практически кавалерийским наскоком, вполне логично, что на бис прозвучал... снова «Тамерлан». Только это был уже не вполне тот же «Тамерлан», что накануне: солирующее в «Рапсодии» трио включилось в исполнение, доказав, что толика джаза уместна всегда и везде.

    Доказательством этого тезиса стал третий фестивальный день. По традиции мацуевский фестиваль завершается большим концертом лёгкой музыки и музыкальной импровизации, который невозможно назвать полностью джазовым: популярной классики там не меньше. Это был вечер приятных сюрпризов. Открыв программку, зрители обнаруживали там лишь имена исполнителей и ни слова о произведениях. Тем интереснее было встречать каждый следующий концертный номер!

    Начали... Вы не поверите: начали с «Рапсодии в стиле блюз». Точнее, с её главной темы, которая на сей раз стала основой для полномасштабной джазовой импровизации трио Дениса Мацуева. Уже без оркестра пианист, контрабасист и ударник смогли в полной мере выяснить свои музыкальные отношения с великим Гершвином.

    После этого настало время выхода новых участников фестиваля: Мацуев привёз с собой лауреатов телевизионного конкурса «Синяя птица», где он участвовал в работе жюри. Каждое представление юных музыкантов демонстрировало те качества Мацуева, за которые его любят не только как музыканта, а именно — юмор и такт: «Перед вами выступит опытный гастролёр, чрезвычайно мудрый исполнитель — десятилетний Ростислав Мудрицкий!»

    Десятилетний баянист Ростислав и его ровесницы — саксофонистка Софья Тюрина и Екатерина Филимонова, играющая на ударных, действительно, по всем повадкам — опытные гастролёры. Чувствовалось, что Мацуев поработал с детьми — они прекрасно держались на сцене и идеально вписывались в ансамбли. А как они играли! Исполнение «Чардаша» Монти и «Полёта шмеля» Римского-Корсакова Ростиславом и Софьей было верхом виртуозности, а крошечная Екатерина, лихо отбивающая ритм на гигантской ударной установке, представляла собой невероятное зрелище — одновременно умилительное и впечатляющее.

    Подлинным сюрпризом стало появление на сцене пермячки Марии Слащёвой, которой не было в программе. Юная виолончелистка уже в шестой раз получает стипендию фонда «Новые имена», который патронирует Мацуев, и по традиции участвует в его гала-концертах. Первый раз это произошло на втором мацуевском фестивале, который вёл ещё Святослав Бэлза, назвавший девочку «Мисс очарование». Маша тогда была совсем крошечной, а сейчас уже барышня... Но играет с прежним недетским упорством и серьёзностью, а Мацуев продолжает следить за её развитием, которое считает очень интересным.

    Завершился вечер большим джемом, в котором к компании присоединился валторнист Аркадий Шилклопер. На сей раз обошлось без «бисов»: концерт без антракта шёл больше двух часов!

    И всё равно казалось, что мало.


    https://www.newsko.ru/articles/nk-3810908.html 

     

    Добавить комментарии

    Фамилия:*
    Имя:*
    Отчество:
    E-mail:*
    Комментарии:*
    Проверочный код:*
    Проверочный код
    Поля, выделенные* обязатеьны для заполнения
    « Назад