Пермская краевая филармония 82-й сезон

«Стихи Чердыни Великой» Игоря Ануфриева

«Стихи Чердыни Великой» Игоря Ануфриева
12 апреля 2016

В Органном зале Пермской краевой филармонии прозвучало сочинение Игоря Ануфриева «Стихи Чердыни Великой». В исполнении приняли участие Ансамбль солистов «Хорус-квартет» в составе Максим Лаптев, Александр Рогожкин (художественный руководитель), Максим Ануфриев и Эдуард Морозов, певица Наталья Кириллова – сопрано, партии чтецов исполнили Анатолий Жохов, Ольга Ануфриева и автор.

Несмотря на заявленную в программке, кажущуюся «академичность» и «традиционность», «Стихи Чердыни Великой», на самом деле, оригинальное и совсем не обычное музыкальное произведение. Легче всего это понять, если обратить внимание на полный состав исполнителей и жанр данного сочинения.

Начнем с того, что помимо заявленных вокального квартета, солистки сопрано и трех чтецов, в фактически звучащей партитуре «Стихов» присутствует инструментальный ансамбль (то, что на концерте он был представлен в качестве компьютерной фонограммы, не отменяет его наличия в авторском замысле). Кроме того, в «Стихах» есть звуки живой природы, которые также являются частью музыки (музыковеды-специалисты называют подобные явления «электронной» или «конкретной» музыкой). Следовательно, в числе исполнителей явно предполагаются звукооператор и звукорежиссер.

Но и это еще не все. «Стихи Чердыни Великой», по сути, предполагают сценическое действие. Разумеется, сценическое действие - это не обязательно спектакль в обычном понимании. Например, на данном концерте его реализацией стал фото-видеоряд, подготовленный пермским фотохудожником Валерием Заровнянных. Тем не менее, пожалуй, стоит подчеркнуть, что представленный фото-видеоряд является именно исполнительским (и кстати, во многом удачным) решением проблемы сценического действия в «Стихах Чердыни Великой». При этом он, разумеется, не исключает и других «визуально-сценических» решений.

Таким образом, выходит, что если в название сочинения мысленно добавить состав исполнителей, то получится нечто весьма внушительное, вроде "«Стихи Чердыни Великой» для трех чтецов, мужского вокального квартета, сопрано соло, инструментального ансамбля, электромузыкальных инструментов и сценического действия".

Что касается жанра данного музыкального произведения, то здесь, на первый взгляд, все просто: литературная основа «Стихов Чердыни Великой» - духовные стихи, а значит, мы имеем дело со сборником народных духовных песен в авторской обработке. Но это только на первый взгляд. Более пристальное изучение литературной составляющей «Стихов» (или, как говорят музыковеды, изучение либретто) дает несколько иную картину.

Безусловно, в «Стихах Чердыни Великой» очень велик «удельный вес» духовных стихов, записанных Игорем Ануфриевым и Валерием Грунером в Чердынском районе Пермской области еще в начале 1980-х годов. Эти духовные стихи в авторской обработке для мужского вокального квартета и сопрано соло являются своего рода музыкально-стилистической основой данного сочинения. Впрочем, есть два исключения. В одном ряду с обработками духовных стихов сосуществуют два номера c «полностью авторской» музыкой Игоря Ануфриева, где в качестве слов используются Кондак Покаянного канона и стихотворение иеромонаха Романа (Матюшина) «Наброшу мантию свою. . . ». Эти два номера заметно отличаются от духовных стихов как в литературно-стилистическом, так и в музыкальном плане. Они сильно «поляризуют» относительно нейтральную, много-смысловую и достаточно подвижную «материю» подлинных духовных стихов, задавая вполне определенный вектор их интерпретации в общем контексте сочинения. Другая функция этих номеров - создание «тоннеля», обеспечивающего возможность «перехода» в совершенно иное «стилистическое здание», «строительством» которого занимаются чтецы (как во время музыкальных пауз, так и в сопровождении инструментального ансамбля или на фоне вокализа).

Чтецам отданы слова, принадлежащие преподобному Силуану Афонскому, ученику преподобного Силуана архимандриту Софронию и известному отечественному ученому, филологу и библеисту, профессору Сергею Аверинцеву. Их стилистика отличается от стилистики духовных стихов так же, как покосившиеся деревенские избушки отличаются от современных многоэтажных небоскребов или от покрытых снегом горных вершин. Образно говоря, слова Силуана Афонского, архимандрита Софрония и Сергея Аверинцева выполняют в «Стихах Чердыни Великой» функцию своего рода проповеди об Абсолютной Истине. Музыкальные номера, напротив, являются как бы «летописью» реальной земной человеческой жизни, со всеми ее противоречиями, заблуждениями и откровениями, взлетами и падениями.

Необходимо отметить, что музыка «Стихов Чердыни Великой» написана «высоким стилем», безо всяких намеков на, в общем-то, свойственный духовным стихам «музыкальный лубок». Такой подход, с одной стороны, сильно актуализирует духовные стихи, дает им «новое измерение». С другой стороны, он приближает «смысловую линию» музыкальных номеров (духовных стихов) к «смысловой линии» чтецов, одновременно обостряя литературно-стилистическую разницу между текстами духовных стихов и текстами «проповеди», отданными чтецам.


* * *
Концерт прошел в рамках ежегодного цикла «Песнопения Великого Поста» и стал одним из мероприятий, посвященных празднованию 80-летнего юбилея Пермской филармонии. Одновременно он оказался своего рода бенефисом Анатолия Жохова: в день концерта ему исполнилось 72 года. После заключительных поклонов, как бы «на бис», в честь именинника «Хорус-квартет» спел «Многая лета».

Источник

Вернуться

Вход  /  Зарегистрироваться
Забыли пароль? Отмена
Обратно