Пермская краевая филармония 82-й сезон

САМУИЛ ВЕЙХМАН: «АРТИСТЫ - ЭТО МОИ ДЕТИ!..»

1 декабря 2011

Первый директор Пермской филармонии прощал своим взрослым «детям» всякие шалости - винные и невинные, кроме одной - опоздания на концерт. И Боже упаси, наврать или попытаться обмануть своего «филармонического папу»! Самуил Соломонович Вейхман (1902-1977) ненавидел ложь и лень. Он привык «вкалывать» с утра до позднего вечера и требовал от своих подчиненных такого же рвения.

Татьяна Чернова
САМУИЛ ВЕЙХМАН: «АРТИСТЫ - ЭТО МОИ ДЕТИ!..»
Он любил повторять одну и ту же фразу:
- Артисты - это большие дети…
Первый директор Пермской филармонии прощал своим взрослым «детям» всякие шалости - винные и невинные, кроме одной - опоздания на концерт. И Боже упаси, наврать или попытаться обмануть своего «филармонического папу»! Самуил Соломонович Вейхман (1902-1977) ненавидел ложь и лень. Он привык «вкалывать» с утра до позднего вечера и требовал от своих подчиненных такого же рвения.
Да и времена тогда для Пермской филармонии были особенные: недавно открывшееся концертное объединение получило статус филармонии. Через два года после создания, в 1938 году, администратор С.С. Вейхман был назначен директором. Он прослужил в этой хлопотной должности тридцать шесть лет до 1974-го. Рекорд, достойный книги Гиннеса.
Вейхман был незаурядной личностью. В эпоху сталинизма ему удалось, казалось бы, невозможное - он умел защитить своих артистов от любых нападок. В коллективе «папа» пользовался огромным авторитетом. Как руководителю идеологической организации, ему пришлось вступить в КПСС, но при этом не превратиться в партийного чинушу. По жизни он был бессеребренником и примерным семьянином, зато в работе - трудяга и, что очень важно для его новой роли, - без меры влюбленный в искусство. Сам он какими-то явными артистическими талантами не обладал, зато всем сердцем был предан любимому делу.
Еврей по национальности, родившийся в Удмуртии в простой трудовой семье, он с детства усвоил, что кусок хлеба надо заработать самому. Начинал карьеру в Свердловске с переписчика в стрелковом полку, потом работал распространителем театральных билетов и администратором, - можно сказать, что в искусство он вошел с «черного хода».
В Перми молодой человек быстро освоился - город понравился ему размахом и крепким характером. Кама - «северная дикарка» - плескалась у ног, старинные особняки взбегали вверх по главной улице, на окраинах кипело бурное строительство, а Сибирский тракт напоминал об огромных просторах России. Вейхман быстро «оброс» друзьями из числа инженерной интеллигенции и понял - людям нужен глоток свежего воздуха и дать его может только искусство. Этим он и занялся.
Своего здания филармония поначалу не имела - ютились в двух комнатках третьего этажа над библиотекой на Сибирской. Благо в читальном зале бывшего особняка купца Смышляева сохранилось подобие сцены. Там вечерами и репетировали, и давали по праздникам концерты. Больше работали по заводским клубам в Мотовилихе, на Крохалевке, в Закамске, залах бывшего Дворянского собрания и новом доме политпросвещения, а также в Доме офицеров. И везде артистов встречали с распростертыми объятиями, залы всегда были полными «под завязку». С легкой руки энергичного директора пермяки познакомились с ансамблями танца «Березка» и Игоря Моисеева, творчеством скрипача Ойстраха, арфистки Дуловой, пианиста Гилельса, Ленинградского квартета Глазунова, Государственного квартета Чайковского. Пермяки своими глазами могли увидеть и услышать великих – Козловского, Вертинского, Русланову, Шульженко, Миронову и Менакера! Именно при Самуиле Соломоновиче после разовых симфонических концертов оркестра Мариинского театра с 1946 года в расписание культурной жизни были введены постоянные «симфонические понедельники».
С годами Самуилу Соломоновичу удалось сначала «выцарапать» несколько комнат в новом доме. Наконец, в 1960 году после мытарств по различным « съемным» квартирам филармония получила свой «угол» в 60 кв. метров - шесть комнат в центре города (угловой дом по ул. Коммунистической и Газеты Звезда»), где можно было поставить свое первое собственное пианино, разметить первый собственный концертный отдел и начать новый этап биографии.
В годы Великой Отечественной у филармонии были знаменитые фронтовые концертные бригады и даже свой фронтовой театр «Звездочка». А сразу после окончания войны Пермская филармония одна из первых в стране организовывает университеты музыкальной культуры для студенчества и создает абонементную систему.
Культурная жизнь в Перми текла по строгому расписанию: по субботам и воскресеньям – камерные вечера, по понедельникам - симфонические концерты, по четвергам - литературные лекции-концерты. Добавить к этому следует поездки по школам со специальными программами. Музыка прочно вошла в быт горожан – посещать концерты стало престижно!..
Не было у артистов отдыха и летом: гастроли по области, трудные дороги то на грузовике, то на автобусе, а то и на лошадях отнимали много сил, но теплый прием в глубинке радовал сердца. Да и директор не уставал напоминать, что «искусство должно быть как можно ближе к народу»…
Получали артисты за свой труд небольшие деньги, но есть у этой профессии особая миссия – ей и служили. Что касается самого Вейхмана, то он за свою долгую карьеру получил лишь звание заслуженного работника культуры РФ, которым, кстати, очень гордился…

Филармония « взрослела», у ней появлялись свои талантливые «детки». В 1969 году при филармонии был создан камерный оркестр под руководством Виктора Корначева, что позволило разнообразить программы. Именно Вейхман принял на работу молодого иллюзиониста Владимира Данилина, угадав в юноше большой талант. Многочисленные награды и призы Данилина во многом заслуга директора, который создавал актерам все условия для работы. Диву даешься прозорливости Вейхмана, который сумел в провинциальной филармонии создать и вырастить артистов и коллективы мирового уровня.
И «явления» в Перми известных столичных коллективов, и рождение собственных звезд, и обретение своей крыши над головой (хотя пока и без концертного зала) - все это заслуга директора. Самуил Соломонович умел находить «ключики» и к партийным боссам, и к директорам «закрытых» военных заводов, и к руководителям сельских районов. Одной встречи хватало, чтобы найти общий язык, - год за годом друзей у Пермской филармонии становилось все больше и больше. Теперь уже Вейхман диктовал свои условия, стараясь создать более благоприятные условия для артистов. Авторитет Перми, как центра музыкальной культуры рос, и Москва уже направляла к нам лучшие силы и брала для гастролей по стране и миру наши пермские коллективы.
Однако директор понимал, что филармонии нужен свой зал. Мечта в виде Органного зала осуществилась уже после «правления» Вейхмана, а с приходом на пост директора Галины Кокоулиной филармония обрела новые крылья. Пермская филармония сегодня – это два концертных зала, собственные творческие коллективы и солисты, разветвленная система абонементов, несколько Международных музыкальных фестивалей с участием мировых звезд, почти тысяча концертов в год, почти шестьсот тысяч зрителей в год, в том числе жителей северных городов и районов Прикамья (Соликамск, Березники, Лысьва, Чусовой).
Но всякое движение вперед имеет свою точку отсчета. Для 76-летней истории филармонии фигура С.С. Вейхмана очень значительна. В память об этом удивительном человеке и блестящем организаторе в канун Международного дня музыки на доме № 27 по улице 25 Октября, где в скромной квартире 28 лет (с 1948-го по 1976-ой годы) с женой и сыном проживал Вейхман, установлена мемориальная доска. Выполненная из красного индийского гранита, черного габродиобаса и белого мрамора размером 1800х1200мм с лирой и портретом (автор проекта - пермский скульптор Равиль Исмагилов) чудо как хороша.
Благодарные потомки устанавливают своим знаменитым землякам памятные знаки. Вейхман по праву считается пермяком: он не только прожил здесь более полувека, но и оставил добрый след на этой земле. На торжественном митинге было сказано немало слов о его благородной деятельности. И, конечно, звучала музыка. Пермский губернский оркестр под управлением полковника Евгения Тверитинова исполнил популярные мелодии прошлых лет.
И вдруг на какой-то миг время словно вернулось назад… Мне показалось, что в толпе незаметно стоит человек в черном пальто и скромной шляпе, очень похожий на Самуила Соломоновича. Стоит и слушает, внимательно поглядывая на музыкантов… Именно так он всегда стоял за кулисами, наблюдая за артистами, которых любил, как своих детей…

Вернуться

Вход  /  Зарегистрироваться
Забыли пароль? Отмена
Обратно