Пермская краевая филармония 82-й сезон

Маша и виолончель

Маша и виолончель
13 декабря 2016

Пермская юная виолончелистка Мария Слащева стала дипломантом XVII международного телевизионного конкурса юных музыкантов «Щелкунчик» и была отмечена специальным призом жюри

Как рассказала мама девочки, Маша очень хотела попасть в финал, но увы… Зрительный зал буквально взорвался овацией после Машиного выступления. Но конкурс есть конкурс. Только одного балла не хватило 12-летней виолончелистке для прохождения в третий финальный тур.

Мама ее, Надежда Слащева, всегда учила Машу, что главное – это зритель. Нужно уметь в первую очередь нравиться людям, сидящим в зале, а не жюри… И тут успокоением для эмоциональной Маши послужила мамина наука: девочка действительно очаровала публику. Зал аплодировал и аплодировал ей, не желая отпускать. И строгое жюри не могло этого не учесть.

А уже приехав в Пермь и смирившись с тем, что до финала все-таки не дотянули, Маша и ее родные узнали, что жюри конкурса решило наградить девочку специальным призом – участием в мастер-классах с известными виолончелистами в рамках фестиваля Interlaken Classics («Интерлакен Классикс») в Швейцарии.

Это заявление Захара Брона, профессора Высшей школы музыки королевы Софии в Мадриде, и услышали Маша и ее мама уже дома в Перми, когда смотрели по телевизору торжественное закрытие «Щелкунчика». Что тут сказать? Была великая радость – значит ничего не сказать. Потому что это была оценка уже на мировом уровне – оценка Машиных стараний, Машиного титанического труда даже не за последний год, а за годы и годы занятий.

Кстати сказать, у Ли Цзианя, пианиста и дирижера из Китая, юная виолончелистка из Перми вызвала такой восторг, что он публично пообещал организовать для Маши гастроли в ряде провинций Китая. Потому что, как подчеркнул Ли Цзиань, «главное в конкурсе – это открытие таланта».


Но на самом деле талант Маши Слащевой открылся гораздо раньше. Когда девочке было три года, в дом принесли небольшую виолончель, которую мама Маши, человек с музыкальным образованием, пианистка и концертмейстер, немного отремонтировала и отдала девочке: а вдруг что-то получится? И ребенок увлекся.

Сначала Маша с мамой занималась дома. А с четырех лет – уже под руководством педагога. Девочка продолжила обучение в музыкальной школе № 3 у заслуженного работника культуры Марии Васильевны Вдовиной.

– Надежда Николаевна, – спрашиваю Машину маму, – такие успехи двенадцатилетнего ребенка – это врожденный талант или влияние педагога? Или воспитание семьи? (А семья Слащевых абсолютно музыкальная. Мама, как уже говорилось, пианистка и концертмейстер, а отец – преподаватель по классу гитары.)

– Я считаю, что очень важен педагог. Я не могу говорить про талант собственного ребенка (пусть это оценят время и пуб­лика), но именно педагог раскрыл природные способности Маши. Мария Васильевна Вдовина замечательная. Она проводит с моей дочерью очень много времени. Вместе с ней ездит на конкурсы, готовит ее к ним, не считаясь со временем. А в музыке очень важно открыть, какова природа ребенка. Понимаете, научить специально чему-то, безусловно, трудно, но можно. Однако фальшь будет слышна. Поэтому нужна природа, педагог должен почувствовать нутро самого музыканта. И не устану благодарить Марию Васильевну за то, что она увидела в моем ребенке что-то особенное и стала развивать, заниматься. Поэтому, как говорил Петр Ильич Чайковский, одаренность – это 5 процентов таланта и 95 процентов труда…

– Или как говорил Гёте: гений – это 1 процент таланта и 99 процентов пота…
– Мы музыканты, нам ближе Чайковский. Потому мы так говорим…

Но маленький ребенок и такой серьезный инструмент, как виолончель, – это невероятно сложное сочетание. Вы только представьте: металлические (да даже и не металлические) струны, если долго заниматься, режут подушечки пальцев в кровь. Станет больно и взрослому (кто учился играть на гитаре – подтвердит мои слова). Как заставить играть девочку трех лет?

Но, по словам Надежды Слащевой, Маша училась играть играя (простите за тавтологию).
– Ей это очень нравилось. И потихонечку, помаленечку овладевала техникой… Потом мы успешно выступили – и по­явился еще один стимул. Как получилось? В пять лет Маша приняла участие в краевом телевизионном конкурсе «Формула успеха». Её заметили. И она стала заниматься еще усерднее. Поймите, если поднимаешься на какую-то ступень в мастерстве, то хуже играть уже просто нельзя. Можно только лучше. И девочка это очень быстро уловила. В 6 лет она впервые сыграла с симфоническим оркестром.

И все эти блага доставались ребенку не «по блату», а достигались упорными занятиями. В выходные, например, Маша может играть дни напролет. В будни ее ограничивает школа. Мария Слащева – ученица шестого класса гимназии имени Дягилева. И потому сначала школьные уроки, а после – занятия на виолончели. Но по два-три часа в день обязательно и ежедневно.

Для того чтобы выступать в конкурсах, на всероссийских площадках, юная виолончелистка проходила прослушивания, отбор. А чтобы сыграть тот знаковый для нее первый концерт с симфоническим оркестром, надо было тоже выиграть конкурс. И она его выиграла. Но, опять же, перед этим были интенсивные занятия, занятия, занятия…

Позже ребенка оценил такой мэтр, как Владимир Спиваков. Мы уже писали на страницах «Звезды» о том, что он подарил девочке великолепный инструмент. Мама рассказывает эту историю так:

– Владимир Теодорович ежегодно приезжает в Пермь на фестиваль под названием «Владимир Спиваков приглашает»... И моя дочка участвовала с ним в одном концерте в городе Краснокамске. Туда они выезжали в рамках фестиваля, и Маша исполнила с арфисткой из его оркестра пьесу Сен-Санса «Лебедь». После чего и последовало от Владимира Теодоровича приглашение принять участие в фестивале, который проходит в Москве и называется «Москва встречает друзей». И тогда, в мае 2015 года, Маша выступила на столичном фестивале в составе трио. Их номер был посвящен памяти Майи Плисецкой, которая скончалась 2 мая 2015 года, а фестиваль проходил 25 мая. Их номер «Лебедь» был просто очень хорошо сделан и отработан. Великолепно и трогательно… Но до его начала прямо со сцены фестиваля Владимир Теодорович вручил Машеньке виолончель, на которой и разрешил ей исполнить это произведение. В тот момент инструмент не был ее собственностью. Но сейчас – уже да, это уже ее виолончель. Вы не представляете, что значит для музыканта иметь современный европейский инструмент. Да это практически всё! И мы очень благодарны маэстро за этот подарок.

– А не появилась у маленькой Маши некая «звездность» в характере, в общении со сверстниками после таких побед?
– Да что вы! Она так устает после всего, что даже и порадоваться некогда. Мы не успеваем осмыслить и принять какое-то наше успешное выступление, как уже вновь надо садиться, брать инструмент и работать, работать, работать... Она уже давно поняла, что играет серьезные вещи на серьезных площадках. Потому и очень ответственна. В шесть лет она уже выступила на одной площадке с Денисом Мацуевым на заключительном гала-концерте его фестиваля в Перми. Потому никаких «звездных болезней» нет и быть не может. Она же ребенок, который постоянно устает. И для нее самая большая награда за труды – это просто погулять или поесть конфеты. Она сладкое очень любит…

– А кумиры есть?
– Это есть. Кумиры – Денис Мацуев, Владимир Спиваков. Очень любит посещать концерты Спивакова, ей нравится, как он работает... И конечно, у нее есть любимые виолончелисты, на которых она бы хотела походить: это Мстислав Ростропович и Жаклин Дю Пре (британская виолончелистка).

– Ну вот вашу Машу уже приглашают за границу, в тот же Китай. Это будет первый ее выезд за рубеж?
– Уже нет. Недавно, 12 октября, от Дома музыки Санкт-Петербурга Маша принимала участие в Днях российской культуры в Словакии в Кошице. Это и был ее первый заграничный выезд. Они давали концерт «Посольство мастерства». Машенька играла там с выпускниками Московской консерватории…

– Вы удивлены, что являетесь мамой такого музыкально одаренного ребенка, ведь ваша девочка может стать мировой знаменитостью?
– Знаете, пока ребенок мал и делает такие успехи, ему уделяют внимание и все структуры культурного профиля, и все фонды. Внимания очень много, это да. Они оплачивают выезды на фестивали. Но никто не знает, что будет, когда она уже подрастет и станет взрослой. Во-первых, внимание к ней ослабеет… И как сама она решит для себя: будет ли подниматься до таких высот, как та же Жаклин Дю Пре, или нет? Но пусть у нее это останется профессией – это тоже очень хорошо… Однако, безусловно, идет только вперед, и у нее многое получается. И меня как маму это ничуть не удивляет. Потому что я вижу и знаю, как она много для всего этого трудится…

Мы же со своей стороны пожелаем Маше новых побед.

Ну и, по просьбе мамы Марии Слащевой, благодарим всех, кто причастен к судьбе Маши: работников фонда «Новые имена» во главе с Денисом Мацуевым, маэстро Владимира Спивакова, работников Пермской краевой филармонии, работников музыкальной школы № 3 города Перми и директора гимназии имени Дягилева Раису Дмитриевну Зобачеву.

Источник: http://zwezda.perm.ru/newspaper/?pub=18735

 

Вернуться

Вход  /  Зарегистрироваться
Забыли пароль? Отмена
Обратно