Пермская краевая филармония 82-й сезон

Легенда о пианисте

1 февраля 2008

Светлана Мухина, «Новости культуры» № 05 (016)

Век джаза
1900 — что означает эта безликая цифра? Прежде всего, это число, с которого начинается исчисление нового, двадцатого века — века мечтаний о будущем, и больших экспериментов — поиска новых форм жизни и новых форм в искусстве. Художники, писатели, музыканты — все они, словно понимая, что грядущий век несет человечеству страшные испытания, создавали нечто способное выдержать не только проверку временем, но и в какой-то мере противостоять ему. А что еще так поддерживает силу человеческого духа, как музыка? Разве что любовь к отдельному ее воплощению — джазу.
Вальсирующий с океаном
В минувший четверг Пермская краевая филармония открыла двери всем, кто пожелал узнать, что же такое «джазовый спектакль», или джаз в литературной обработке. Дело в том, что молодой театральный режиссер Джулиано ди Капуа (его фото на обложке этого номера), ныне живущий в Петербурге, совместно с народным артистом России Давидом Голощекиным взялись за постановку пьесы известного итальянского писателя и музыковеда Алессандро Баррико на сцене Санкт-Петербургской филармонии джазовой музыки. В главной роли — питерский актер Арсений Иванкович.
Это спектакль Дэнни Будмена о мальчике-подкидыше, прозванном приемным отцом «1900» — в честь первого года XX века. Жизнь 1900-го превратилась в легенду, он сам — в великого музыкального путешественника, человека, который никогда не спускался дальше третьей ступеньки корабельного трапа, но при этом увидевшего мир во всей его бесконечности: «Мира и правда он никогда не видел. Но мир проходил через этот корабль, и на этом корабле он внимательно этот мир наблюдал. И крал себе его душу».
«1900» — это грустная история о человеке, вальсировавшем с океаном и победившем в невольной дуэли самого создателя джаза Джелли Ролла Мортона (реальную, кстати, фигуру); о человеке, умершем вместе со своим кораблем, сильно «износившемся» во время войны и подлежащем утилизации. Как сказал Арсений Иванкович: «Сила его таланта победила силу самосохранения, его талант был гораздо больше мира, в котором жил мой герой». Личный «век» 1900-го ограничился двадцатым веком, но его талант продолжает жить и в веке двадцать первом.
Невероятные приключения итальянцев в России
Первая треть двадцатого века — период расцвета Америки, тот период в истории Соединенных Штатов, когда утонченность властвовала над тучностью, джаз — над поп-музыкой, а мечты — над реальностью. Прогулки по океану под звуки джаза стали модным развлечением для одних и вынужденным приключением для других. Люди делились на бедных и богатых, черных и белых, и между ними не было ничего общего, кроме одного: веры в великую американскую мечту и джаза — музыки, «под какую танцует Бог, когда никто Его не видит».
Правда, вторая мировая война и научно-техническая революции постарались на славу: первая практически «убила» джаз, вторая — роскошные путешествия по океану: на смену шикарным и неторопливым лайнерам пришли безликие и быстрые самолеты, тогда как проржавевшие и пострадавшие на войне корабли списывались за ненадобностью. Близился век двадцать первый, век, которому, собственно, Алессандро Баррико и посвятил свою пьесу-историю, написанную (или записанную?) итальянским писателем и музыковедом Алессандро Баррико, историю, вдохновляющую музыкантов, актеров, режиссеров и читателей. В 2000 году итальянский режиссер Джузеппе Торнаторе, также хорошо известный российскому зрителю как режиссер фильма «Малена» с Моникой Белуччи, снял фильм «Легенда о пианисте» с Тимом Ротом в главной роли (кстати, фильм получил «Золотой глобус» 2000 года, а также шесть премий итальянского национального синдиката киножурналистов, включая лучшую режиссуру и сценарий). В этом же году в Европе состоялась первая театральная постановка (по сценарию самого Баррико), но только в России этот спектакль был поставлен не на сцене традиционного театра, а в филармонии, и только у нас в постановке принял участие музыкальный коллектив экстра-класса — ансамбль под управлением народного артиста России Давида Голощекина. Кстати, сама Санкт-Петербургская государственная филармония джазовой музыки — явление уникальное, тем более что данная концерт¬ная организация находится на государственном финансировании (мыслимо ли подобное тремя десятками лет ранее?). У джазовой «Мекки» России и Санкт-Петербурга есть свой устав, в котором, в частности, записано, что главной ее целью является «пропаганда джаза». Тщательно следуя этому пункту, Давид Голощекин согласен идти на некоторые эксперименты: «Я перестал быть воинствующим ортодоксом, как в молодости. Я профессиональный джазовый артист и должен думать о том, как привлечь и удержать публику». Надо сказать, что ему это удается: с 2007 года в Филармонии джазовой музыки можно встретить не только преданных поклонников джаза, но и заядлых театралов.
За полчаса до спектакля
В состоявшейся перед спектаклем конференции, организованной Пермской краевой филармонией, приняли участие Джулиано ди Капуа, актер Арсений Иванкович и сам маэстро Давид Голощекин.
Многих интересовал вопрос: зачем было ставить спектакль на сцене филармонии? Давид Семенович ответил на него так: «Да, обычно в филармонии проходят только концерты, о спектаклях мы никогда и не думали. Но тематика пьесы Алессандро Баррико настолько плотно связана с джазом, что мы решились на этот эксперимент. Мы уже сыграли порядка десяти спектаклей, и каждый показ неизменно вызывает большой интерес у публики. Ведь обычно в филармонию ходит „музыкальная“ публика, а теперь к нам начали ходить и заядлые театралы — таким образом, произошел прилив новых зрителей. Кстати, я думаю, что эта история не была высосана из пальца, что-то подобное наверняка было и в реальной жизни, автор просто додумал остальное».
На вопрос, чья профессия ему ближе — актера или музыканта, Арсений Иванкович признался: «Конечно же, в этом спектакле я не музыкант, а, прежде всего, актер, у которого есть музыкальное образование (помимо Санкт-Петербургской академии театрального искусства Арсений окончил музыкальное училище по классу джазовой гитары — прим. авт.). Поскольку это моноспектакль, каждый раз, выходя на сцену, мне приходится завоевывать зрителя. Но за моей спиной сидит сам маэстро Голощекин — а это придает уверенности».
Возможно, это действительно придало ему уверенности, а может, дело в чем-то другом, но молодой актер сумел завладеть зрительской аудиторией буквально за несколько минут с начала спектакля. Удивительно, кстати, как легко оказалось с помощью нехитрого реквизита и большого количества белых простыней превратить зал Пермской филармонии в сцену лайнера «Virginian». На сцену под звуки моря поочередно вышли Станислав Стрельцов (ударные), Вадим Михайлов (контрабас), Петр Корнев (фортепиано), руководитель ансамбля и мультиинструменталист Давид Голощекин и Арсений Иванкович. Спектакль начался.
Одна хорошая история
В отличие от голливудского фильма, в спектакле Джулиано ди Капуа музыка является не главным действующим лицом, а, скорее, таким же фоном, как плеск волн и крики чаек. Даже одна из ключевых сцен пьесы — дуэль 1900-го и Джелли Ролла Мортона — в спектакле демонстрирует скорее настроение героя, нежели характер действия. Надо отдать должное ансамблю — знаменитые исполнители действительно остались слегка позади молодого актера, при этом ни в коей мере не теряя своего исполнительского мастерства, которое, впрочем, они не преминули продемонстрировать после спектакля.
Фильм «Легенда о пианисте» — отличная мелодрама, правда, сложно избежать небольшого замечания: режиссер так старательно «выжимает» из зрителя слезу, что поневоле этому противишься. Джулиано ди Капуа удалось избежать ошибки своего кинопредшественника: спектакль действительно «трогает» зрителя до слез, но проделывает это настолько естественно, что диву даешься.
Кстати, с окончанием спектакля вечер в Пермской краевой филармонии не закончился: во втором отделении прозвучали известные джазовые композиции, причем Голощекин предварял каждое исполнение небольшим рассказом. Так, оказалось, что своей «визитной карточкой» Голощекин называет балладу Хогги Кармайкла «Звездная пыль», сыгранную впервые еще в начале 80-х по предложению Олега Лундстрема и по воле случая показанную в репортаже по Первому каналу: с тех пор на выступлениях Голощекина зрители регулярно выкрикивают из зала: «Звездная пыль!» Напоследок прозвучала композиция Гарольда Арлина «Get happy»: «Это очень жизнерадостная композиция, и именно ею мы хотим попрощаться с жителями вашего города». Маэстро не ошибся в выборе финальной композиции — зрители расходились в полном восторге.


Согласно программке, в этот вечер в Пермской краевой филармонии состоялась премьера спектакля «1900». Весь вечер на сцене был один герой — и я говорю не об Арсении Иванковиче и даже не о Давиде Голощекине, — на сцене главенствовал джаз. Музыка, которая позволяет путешествовать в далекие страны, не покидая палубы корабля или зрительского кресла; музыка, которая позволяет танцевать не только с красивой женщиной, но и с океаном; музыка, которая позволяет человеку быть самим собой. И смею вас заверить, ни один из зрителей, покидавших этим вечером филармонию, не смог повторить слова Дэнни Будмена Т. Д. Лемона 1900: «В задницу этот джаз». И вряд ли теперь сможет.

 

Светлана Мухина, «Новости культуры» № 05 (016)

Вернуться

Вход  /  Зарегистрироваться
Забыли пароль? Отмена
Обратно