Пермская краевая филармония 82-й сезон

Газета Новый компаньон: Дидона и Пролог (прикоснувшись к шедевру)

Газета Новый компаньон: Дидона и Пролог (прикоснувшись к шедевру)
8 октября 2012

Последние несколько лет Пермская краевая филармония предлагает своим слушателям выступления лучших оркестров России и Европы, ведущих солистов и исполнителей мирового уровня, эксклюзивные концертные программы и проекты.

Последние несколько лет Пермская краевая филармония предлагает своим слушателям выступления лучших оркестров России и Европы, ведущих солистов и исполнителей мирового уровня, эксклюзивные концертные программы и проекты.

Именно такой стала и ожидаемая всеми премьера 6 октября. В рамках фестиваля «Сделано в Перми» в Органном зале слушателям был представлен новый совместный проект филармонии и Пермского академического театра оперы и балета им. Чайковского. Мировая премьера оперы к опере и концертная версия другой оперы объединили не только английских композиторов разных эпох – нашего современника Майкла Наймана и классика европейского барокко Генри Перселла. Проект состоялся благодаря сотрудничеству европейских и российских музыкантов: Германия, Швеция, Греция, Россия; Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск и, конечно, Пермь - представители этих городов и стран составили географию премьеры.

Сложно сказать, что привлекало публику больше – музыкальная новинка раскрученного и популярного композитора – минималиста, известного в России, прежде всего, саундтреками к фестивальным лентам, или уже снискавшее восторженные отклики столичных меломанов прочтение барочной оперы английского классика, выполненное маэстро Теодором Курентзисом.

Pro и contra были и там и там.

За чистоту жанра.

Идея мировой премьеры, концертного исполнения музыки Наймана «Дидона. Пролог» в Перми, да и самой оперы, принадлежит режиссеру Московского камерного театра Наталии Анастасьевой. Одной заметных работ Анастасьевой была постановка «Дидоны» Перселла в Новой опере, при подготовке которой выяснилось несколько любопытных фактов, связанных с историей создания этого сочинения. Оказывается, у оперы Перселла когда-то был Пролог, партитура которого утрачена, как и подлинные ноты нескольких сцен. Кроме того, сама опера была написана не для профессионального театра, а для исполнения воспитанницами пансиона в Челси, где и прошла премьера в 1689 г. То есть, «Дидона и Эней», по мнению автора проекта - опера экспериментальная, творческая студия, лаборатория композитора.

Творческой лабораторией режиссера и композитора предстала слушателям и опера Майкла Наймана. Написанная на либретто Веры Павловой (эквиритмический перевод Стивена Сеймура), но звучащая на английском языке, опера «Пролог» была показана слушателям с драматическим прологом. В нем артисты Пермского Театра-театр Валентина Рамазанова, Любовь Макарова и Петр Марамзин «с листа» читали по ролям русскоязычный вариант либретто. Собственно, история создания и постановки оперы Перселла «Дидона и Эней» и стала сюжетом мировой премьеры. 10-дневный период кастинга исполнителей, распределения партий, интриг и репетиций – все, вплоть до первого взмаха дирижерской палочки (которой, кстати, во времена Перселла еще не было).

Камерный оркестр Государственной академической симфонической капеллы России (художественный руководитель Валерий Полянский) и дирижер Филипп Чижевский, подхватив реплику актеров, начали собственно музыкальную премьеру. В первом исполнении оперы Наймана был задействован самый разный исполнительский состав: столичный оркестр, пермский академический хор «Млада», солисты Уральского государственного камерного хора и Пермского театра оперы и балета в партиях воспитанниц и музыкантов, приглашенные вокалисты: Василий Коростелев (бас, Москва), Владимир Вьюров (баритон, Санкт-Петербург), Сергей Алещенко (тенор, Санкт-Петербург), Сергей Ципилев (контртенор, Санкт-Петербург), Мария Людько (сопрано, Санкт-Петербург), Елена Кнапп (меццо-сопрано, Германия), Галина Аверина (сопрано, Пермь).

Однако, музыка классика современности, как стало ясно впоследствии, явно проигрывала эмоциональной экспрессии сочинения классика барокко. Бесконечные трансформации практически идентичных музыкальных мотивов, незатейливые мелодии, остинатные ритмо-фактурные блоки, игра монотонными красками и тембрами – все, что так типично для музыкального минимализма Наймана, все, что мы уже слышали в его музыке. Стилевой аллюзией были, пожалуй, лишь звучание контртенора (Дух) и клавесина.

Солисты (особенно – Мария Людько и Елена Кнапп) пытались актерски подчеркнуть выразительность музыки и повороты сюжета, тем не менее, ощущение Пролога так и осталось Прологом.

Напомним, все же, что творческая лаборатория тем и привлекательна, что ищет и находит путь к настоящему искусству.

Подлинный аутентизм.

Главный аргумент против концертного исполнения оперы «Дидона и Эней» Перселла был таким: это не настоящая премьера, это вторичный продукт, и вообще Курентзис увлекся технологией «копродукции», а проще говоря, «переноса» или «повторения пройденного» на разных сценических площадках. Пожалуй, этот довод был единственным, и не самым веским у местной оппозиции. Эта аргументация не в силах противостоять Настоящему Искусству.

Желание Курентзиса познакомить слушателей с подлинным звучанием лучших образцов барочной музыки, усиленное невероятной харизмой дирижера, его умением не только подобрать блестящий состав исполнителей, буквально «заразить» собственной энергетикой музыкантов, воплощается в необычайно тонких и ярких интерпретациях. В таком прочтении раритет английского классика прозвучал в Перми удивительно современно.

Очень пластичное, гибкое и податливое дирижерскому жесту звучание оркестра MusicAeterna (камерный состав с лютней, виолой и клавесином в качестве basso continuo) переносило слушателя в атмосферу танцевальных барочных сюит. В одной из сцен маэстро Курентзис, надев большой барабан на шею, и сам превратился в тамбурмажора. Этот театральный ход напомнил публике, что главное действующее лицо в концертах и спектаклях MusicAeterna – всегда только Теодор и музыка (что, собственно, одно и то же).

Музыка Перселла (кстати, некоторые исследователи считают, что она слишком проста для классика такого уровня) в исполнении оркестра и хора MusicAeterna (хормейстеры Арина Зверева и Виталий Полонский), явилась подлинным музыкальным шедевром. Хор, создавший живую, дышащую ткань, наполненную специфическими звуковыми эффектами, был полноценным участником исполнения.

И хотя концертная версия оперы оказалась ближе к кантатно-ораториальному жанру по «удельному весу» хора и оркестра, безусловной примой среди солистов была Симона Кермес (сопрано, Германия). Тобиас Берндт (баритон, Германия), Фани Антонелу (сопрано, Греция) и Мария Форсстрем (контральто, Швеция) составили ей сценический ансамбль. Тандем Курентзис – Кермес, уже получивший признание европейских критиков и звукозаписывающих лейблов, в очередной раз покорил пермскую публику. Удивительно безупречный тембр, владение сложнейшей вокальной техникой мягкого скольжения голосом, аффектированная

экспрессивность и тончайшая динамическая нюансировка, полное слияние с партнерами по ансамблю, с оркестровой и хоровой фактурой, превратили певицу в настоящую царицу сцены. Заключительный плач Дидоны, подхваченный хоровым реквиемом проникал в самое сердце – казалось, что после этой арии уже ничего нельзя написать о страданиях любящей женщины. В замершем зале музыка истаяла, как душа Дидоны.

Проект как событие

Увлеченные противостоянием новым технологиям в искусстве, мы иногда забываем о том, что проект может стать уникальным шансом открыть для себя что-то по-настоящему ценное, услышать в формате «живого звука» и в отличном качестве редко исполняемые произведения, познакомиться с музыкальным сочинением или другим творческим продуктом, сделанным «здесь и сейчас». Эту возможность и подарила пермской публике краевая филармония при поддержке Министерства культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций края, представив в одном вечере сразу две концертные версии двух опер – Наймана и Пёрселла.

Галина Кокоулина, директор Пермской краевой филармонии:

- Предоставляя возможность познакомиться с лучшими образцами классического искусства в рамках абонементных циклов, Пермская филармония сознательно не боится идти на эксперименты, которые порой носят рискованный характер. И следующее подтверждение тому – уникальный концерт единственного в мире Венского овощного оркестра (Австрия), который состоится уже 30 октября.

Екатерина Баталина-Корнева.

Газета Новый компаньон № 35 от 8 октября 2012

Вернуться

Вход  /  Зарегистрироваться
Забыли пароль? Отмена
Обратно